Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 

Культура между «молотом» и «наковальней»

Культура между «молотом» и «наковальней»

 

«Неправильно просто так просить денег.
Побираться надо с достоинством».
М. Швыдкой

2005 год был богат на яркие художественные события. Оценивая в целом события художественной жизни прошлого сезона, критики сходятся во мнении, что год оказался урожайным на кино и театральные премьеры. Несколько театров получили новые здания или вот-вот их получат. Многие музеи порадовали хорошими выставками. Удачно стартовало Бьеннале современного искусства, впервые в таком масштабе представившее общественности актуальное искусство во всех его разновидностях. Любители классической музыки также не остались в накладе. Большой зал Консерватории и Дом музыки активно конкурировали друг с другом за внимание публики.

Еще чуть-чуть - и цветок будет готов

Однако сами деятели культуры особой радости не проявляют. Помимо привычных забот - «где взять денег» на проекты, ремонт зданий и надбавки к зарплатам сотрудникам, прибавились тревоги по поводу новых инициатив наших реформаторов. Неожиданно всплывшие из недр кабинетов Минэкономразвития планы правительства по преобразованию организаций культуры повергли культурную общественность в шок. И не только несуразностью этих планов, по мнению многих, гибельных для культуры. Не менее поразительным открытием для деятелей культуры стало полное нежелание власти считаться с их мнением. Переломить ситуацию с принятием окончательных решений удалось только консолидированными усилиями театральной общественности. Мэтры театра смогли «достучаться» до Президента и выторговать кое-какие послабления. Однако урок «шоковой терапии» даром не прошел, ощущение тревоги поселилось в обществе, заставляя даже самых стойких оптимистов ожидать худшего.

Опасения не заставили себя ждать. Теперь под удар власти попали некоммерческие организации и благотворительные фонды. Владимир Путин несколько раз выразил неудовольствие по поводу финансирования западными фондами российских правозащитников, а инициативная группа депутатов Государственной Думы тут же вынесла на голосование в первом чтении проект поправок к Закону о некоммерческих организациях. Сценарий повторился в том же варианте. Общественность была поставлена перед неприятным фактом – ее мнение опять никто не спросил. Не помогло даже обращение членов Общественной Палаты о приостановке принятия этих поправок до их обсуждения на Совете. И вновь пришлось пробиваться до Президента, чтобы убрать хотя бы очевидные нелепости.

Не обещает быть легким и новый год, начавшийся шумным шпионским скандалом.

***

После известных событий прошлого года все отчетливее вырисовывается ближайшая перспектива развития институтов отечественной культуры.

С одной стороны – правительство планирует сокращение государственных дотаций на культуру, а взамен предлагает организациям культуры переходить на рельсы рыночной экономики, предварительно изменив юридический статус. Те, кто решит остаться под крылом государства, могут рассчитывать на минимальное бюджетное содержание и возможность получения на конкурсной основе государственных грантов на проекты, не обеспеченные бюджетом. « Это можно сравнить с положением связанного по рукам человека: двигаться не получится, кормить будут только с ложечки, причем столько, насколько хватит доброй воли реформаторов. Скорее всего, по чуть-чуть, чтобы только не загнуться» - считает Александр Рубинштейн.

Кто предпочтет свободу от государственной опеки, будет позволено самостоятельно выживать в новых экономических условиях, полагаясь только на свое умение зарабатывать деньги или находить щедрых попечителей.

Выбор, таким образом, невелик. Балансировать придется между двумя полюсами – максимум контроля при минимальном бюджетном финансировании и максимум свободы при полном отсутствии бюджетного обеспечения. То есть нынешнее многоуровневое, и не всегда прозрачное, денежное обеспечение культуры из трех источников финансирования – госбюджета, собственных заработанных средств и спонсорских пожертвований будет разделено на два: бюджетное финансирование для одних, и все остальные способы добывания денег - для других.

Идея понятная, вот только процесс ее реализации вызывает много вопросов. Если возникла необходимость перевода культуры на рельсы новой экономики, то почему этот переход не подкреплен действиями, позволяющими рассчитывать на увеличение поступлений из других источников?

Очевидно, что при выходе «на рынок» организации культуры для покрытия всех своих затрат должны будут поднять стоимость за свои «услуги». Эрмитаж, например, уже сегодня поднял эти расценки. Другие – раздумывают, из боязни потерять зрителей и посетителей, но в перспективе процесс повышения цен на билеты неизбежен. Однако жизненный уровень российского населения по всем показателям не склонен к заметному росту, поэтому увеличения расходов на культурный досуг из семейного кошелька не предвидится. Следовательно, рассчитывать учреждениям культуры на коммерческий успех (без государственного датирования) не приходится.

Попытки перехода на самоокупаемость уже предпринимались в истории российской культуры. В этом плане интересен опыт Московского художественного театра (МХТ) на заре его создания. «Еще летом 1897 основателям нового дела представлялось возможным установить такие цены на билеты, чтобы театр был доступен для всех потенциальных зрителей. Выяснилось, что при таких ценах никак нельзя свести концы с концами. От общедоступности пришлось отказаться». Достаточно скоро «Художественный театр стал самым дорогим драматическим театром России». Это доставляло мучительные переживания отцам-основателям театра: - «когда подумаешь, кому мы посвящаем свои жизни — московским богачам. Да разве их можно просветить?». Впрочем, приходилось идти и на другие компромиссы. «В конце 1901 года Немирович-Данченко пишет А. П. Чехову: «Если спектакль не совсем таков, какие у нас должны быть, ничего с этим не поделаешь: театр! Театр — то есть ежедневные спектакли. Без компромисса ничего не поделаешь. Если бы давать только высокохудожественные спектакли, то пришлось бы число их сократить вдвое и еще более находиться в зависимости от меценатства» **/ Но, несмотря на все ухищрения: - «Расходы превысили доходы не только в первом, но и во втором, и в третьем сезонах».*/

***

Третий источник финансирования – спонсорские пожертвования или благотворительные гранты еще менее надежен.

Сотни россиян претендуют сегодня на места самых богатых людей, чьи состояния оцениваются в миллиарды долларов. По количеству миллиардеров наша страна вышла на почетное второе место в мире (после США). А по темпам роста их числа в процентах к населению даже, наверное, на первое.

Колоссальные объемы наличности способствовали созданию целой индустрии предметов роскоши. Но только в России спрос на товары класса «люкс» превышает предложения. Самые дорогие компании устремились сюда в стремлении насытить потребности российских миллионеров. Обороты таких компаний только в российской столице доходят до миллиарда долларов в год.

А вот « отечественных благотворителей, меценатов, филантропов, которые могли бы стать опекунами культуры и искусства, по-настоящему нет - сетует Даниил Гранин. - Миллиардеры есть, олигархи есть, а благотворительности нет». Действительно, при всем желании, покупку Абрамовичем клуба «Челси» благотворительностью не назовешь.

М. Пиотровский во время представления произведения П. Рубенса из частной коллекции бизнесмена Владимира Логвиненко (Фото И. Матвеев, «Коммерсантъ»   Виктор Вексельберг представляет свою коллекцию яиц Фаберже

В последние годы появились всего несколько частных благотворительных фондов, оказывающих поддержку социо-культурным инициативам. На главные роли в этой сфере благотворительности претендуют два человека: президент холдинговой компании «Интеррос» Владимир Потанин и председатель совета директоров УК «СУАЛ-холдинг» Виктор Вексельберг. Первый известен щедрыми пожертвования на международные выставочные проекты и «скромными», в сравнении с ними, расходами на российский конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире». А о фонде Виктора Вексельберга «Связь времен» россияне узнали только после скандальной покупки для российского олигарха ювелирной коллекции по баснословной цене свыше 100 млн. долларов. О других заслугах на ниве благотворительности Виктора Вексельберга не известно.

Заслуженным уважением пользуется Фонд Дмитрия Зимина, но он основное внимание уделяет образовательным программам и поддержке научного сообщества.

Не так давно Михаил Прохоров презентовал свой частный благотворительный фонд, деятельность которого строго ограничена рамками Норильского региона. И хотя денежный ресурс фонда в 1 миллион долларов много меньше суммы в 300 млн. долларов, полученной им и Владимиром Потанины в качестве премиальных от Норильского Никеля в том же 2005 году, но деятели культуры г. Норильска, несомненно, будут рады и этому подарку.

Остальные представители списков Форбса :

  • Роман Абрамович («Сибнефть», Millhouse Capital) , получивший после продажи «Сибнефти» не только первое место в списке, но и новый титул «селлионера»
  • Олег Дерипаска, («Базовый элемент»), $8350 млн.,
  • Михаил Фридман («Альфа-групп») — $8100 млн.,
  • Владимир Лисин, (НЛМК), $6650 млн.,
  • Владимир Евтушенков, (АФК «Система»), $5,1 млрд.,
  • Алексей Мордашов, («Северсталь»), $5,1 млрд.
  • Вагит Алекперов, («ЛУКОЙЛ»), $4,1 млрд.,

а также сотни «простых» долларовых миллионеров, которых у нас (по версии журнала «Финанс») более 700 счастливцев – Искандер Махмудов, Сулейман Керимов, Александр Абрамов, Андрей Мельниченко, Сергей Попов, Николай Цветков, Алексей Кузьмичев, Герман Хан, Михаил Гуцириев, Алишер Усманов, Борис Иванишвили, Леонид Федун, Андрей Бокарев, Виктор Рашников, Урал Рахимов, Дмитрий Рыболовлев, Леонид Михельсон, Александр Фролов, Елена Батурина и др. - пока не спешат следовать примеру своих более продвинутых коллег. Как щедрые благотворители, меценаты, филантропы и учредители собственных благотворительных фондов они себя не проявили.

Частной благотворительности они, в лучшем случае, предпочитают корпоративную, сводя свои затраты к минимуму за счет акционеров, попутно решая «имиджевые» или «маркетинговые» задачи своих компаний, экономя таким образом средства своих «рекламных фондов».

Примечательно, что в списках «самых щедрых» филантропов, ежегодно публикуемых в западной прессе, нет ни одного из наших «самых богатых» соотечественников.

В российской прессе фигурирует одна и та же цифра объемов пожертвований на благотворительность объявленная Форумом Доноров, который оценил этот вклад в сумму 1.5 млр. долларов. Проверить достоверность этой цифры невозможно, в большинстве случаев такие расходы строго законспирированы. По сообщению Ассоциации менеджеров на благотворительные цели идет не более 1% всех активов олигархов. Вклад среднего и малого бизнеса в благотворительность никто подсчитывать не берется по причине полной его непрозрачности. Известно, впрочем, что этот сектор российского бизнеса особого интереса к занятиям благотворительностью пока не проявляет. И надежды на то, что в предстоящем 2006 году ситуация здесь изменится кардинальным образом нет.

Планируя сокращение бюджетных инвестиций в культуру, правительство, не предусматривает введения налоговых льгот для благотворителей, которые могли бы расширить круг потенциальных меценатов и хоть в какой-то степени компенсировать издержки предстоящих реформ. Таким образом, ничто не предвещает культурного оздоровления за счет российских меценатов.

***

Не удивительно, что в сложившихся обстоятельствах большая часть деятелей культуры, не испытывая доверия к российским олигархам, вынуждена выбирать между «молотом» и «наковальней». Между Госзаказом, с жесткой регламентацией, и рыночной стихией, с угрозой возможного банкротства. Между, не очень сытной, но стабильной жизнью и свободой, не гарантирующей стабильности.

Из предлагаемого выбора большая часть организаций предпочтение отдаст государственному попечительству. Не случайно бесконечные сетования деятелей культуры в последние годы обращены к государству, которое прекратило выполнять эти функции в прежнем объеме, с призывом возобновить их. Главное завоевание постсоветского периода – свобода – оказалась невостребованной «роскошью» для культуры.

А что в итоге? По мнению Александра Рубинштейна, одного из авторитетнейших исследователей культуры: «Ни о каком развитии культуры в рамках таких бюджетных учреждений и речи быть не может. А в бедных - дотационных - регионах, скорее всего, превращение учреждений культуры в АУ и АНО - путь к банкротству и приватизации, то есть к выводу их имущества из сферы культуры».

Перспектива вырисовывается не очень радужная.

Примечание:

*/ Юрий Орлов . « Экономика Московского художественного театра 1898-1914 годов: К вопросу о самоокупаемости частных театров». «Отечественные записки», №4 2005 г .

**/ Немирович-Данченко Вл. И. Избранные письма. Т. 1. С. 242–243. В статье - Юрий Орлов . « Экономика Московского художественного театра 1898-1914 годов: К вопросу о самоокупаемости частных театров». «Отечественные записки», №4 2005 г.

 

Тамара Пиотровская
<< содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий